Россияне, спасаясь от мобилизации, оставили свои автомобили на границе с Грузией, но теперь пытаются их вернуть

МВД приступило к эвакуации брошенных россиянами машин на границе с Грузией

Министерство внутренних дел начало эвакуацию автомобилей, брошенных россиянами на границе с Грузией.

‘Каждый должен с чем-то расстаться’. Россияне, спасаясь от мобилизации, оставили свои машины на границе с Грузией — теперь они пытаются их вернуть

19 октября 2022, 13:24.

Иллюстрация Кости Волкова / Медиазона

В конце сентября власти Северной Осетии ввели режим повышенной готовности, поскольку на российско-грузинской границе образовались очереди после объявленной мобилизации. Однако уже за несколько дней до этого сотрудники ГИБДД перестали пропускать в республику водителей из других регионов. Десятки людей были вынуждены бросать свои автомобили и добираться до пунктов пропуска автостопом или пешком. MediaZona сообщает, что россияне, живущие в Грузии, пытаются вернуть свои автомобили или продать их перекупщикам, чтобы избежать уплаты штрафов.

Алексей и Олеся Постниковы уехали из Липецка в Грузию 3 марта, вскоре после начала российского вторжения в Украину, но вернулись через два месяца, чтобы уладить свои проблемы и уехать навсегда. Новость о начале мобилизации застала их врасплох. Семья сделала сыну срочную стоматологическую операцию и 24 сентября отправилась на машине в Ано Лаз. Четвертым пассажиром в «Тойоте» Алексея и Олеси был их друг, который ранее находился в розыске по линии Липецкого военного комиссариата.

У нас были десятки людей, которых перевели в цех Липецкого металлургического комбината. Каждое утро мы получали эту новость». рассказывает Олеся. Брали знакомых, которые не служили, а в их семьях были родственники-инвалиды и маленькие дети». Мы не хотели делать это во второй раз из-за страха, но с каждым утром паника становилась все сильнее. Мы не хотели все время прятаться, потому что волновались».

Вечером 25 сентября, за три дня до введения официальных ограничений на въезд, в Северную Осетию разрешалось въезжать только автомобилям с осетинскими номерами. Сотрудник ГИБДД, застрявший в пробке на въезде в Осетию, сказал нам. «Куда вы едете! В Ларсе тоже пробка. Вам туда незачем», — вспоминает Алексей.

Вскоре у входа образовалась стихийная парковка. Люди собирали вещи, хватали сумки, бросали машины и уходили пешком.

Кстати, надо подумать, кому мы отдадим эти машины». Эвакуация в конфискационные центры

После того как Владимир Путин объявил о начале «частичной» мобилизации, на российской сухопутной границе образовалась большая очередь, в которой россияне провели несколько дней.

На границе с Верхним Ларсом хвосты контрольно-пропускных пунктов растянулись на несколько километров. Некоторые были вынуждены оставить свои машины в Северной Осетии и пересекать границу с Грузией пешком, на велосипедах или такси.

Статья «Верхний Ларс: дорога гнева. Как жадность и коррупция оборачиваются кризисом на границе с сельским хозяйством

В конце сентября президент штата предложил передавать брошенные автомобили родственникам мобилизующих родителей. ‘Сейчас автомобили уже брошены. Отдайте эти машины. Может быть, семьям детей. Вы ушли на войну? Это было бы правильно.

Первая информация об эвакуации брошенных машин при захватах появилась в начале октября: 5 октября Павелчиков, лидер правозащитной организации «Агора», сообщил, что на границе с сельским хозяйством в зоне захвата трафик эвакуирует брошенные машины, которые можно вернуть только с помощью доверенных лиц и ПТС. В тот же день телеграм-канал Mash Gor написал, что в селе Верхний Ларс, где находится одноименный пограничный пункт, было эвакуировано 80 автомобилей.

9 октября Чиков сообщил, что оставшиеся на границе с Грузией автомобили были учтены МВД как утраченное имущество и отправлены на стоянку на 5-й улице Промышленной во Владикавказе. При этом при возвращении автомобиля не нужно платить никаких штрафов, кроме услуг автокрана.

По имеющимся данным, 12 октября местный сайт «Новости Основа» сообщил, что автовладельцы забрали с военной стоянки половину брошенных машин, в общей сложности 65 автомобилей. Оставшиеся 32 автомобиля были вывезены на автостоянку на углу улиц Тельмана и Мичурина, которая принадлежит местной администрации Владикавказа. Согласно сообщению, владельцы брошенных автомобилей привлечены к административной ответственности за нарушение правил остановки и стоянки, говорится в сообщении. Они также должны оплачивать услуги автоприцепа, отмечается в сообщении, а суточное пребывание машины на спецстоянке стоит около 600 рублей.

‘Я, в отличие от вас, никуда не бегаю’. Аудиторы и границы.

‘Какие проблемы?’ -спросили Алексея Постникова двое мужчин у КПП на въезде в Северную Осетию. Они представились Маратом и Сергеем и предложили сопроводить липчан до Владикавказа «за 500 долларов и 10 000 рублей».

Мы боялись, но согласились. Мы ехали в темноте, ехали без света вдоль реки Клиф. — По всей Осетии были переходы, но они нас не тормозили. Дважды ко мне подходил Сергей и давал 5 000 рублей через окно, не выходя из машины. В некоторых местах низкие машины не могли проехать, и другие осетины помогали их поднимать, но все уже было поднято.

В сопровождении местных жителей Постниковы добрались до города. Там они решили оставить машину. Они опасались, что российские власти со дня на день запретят мужчинам бежать из страны, а хвост машины на КПП не двигался, объясняет пара.

Водитель посоветовал им оставить машину на парковке торгового центра во Владикавказе, чтобы попрощаться, но Алексей опасался за свою безопасность. Он попросил Марата и Сергея приютить машину на несколько дней, пока кто-нибудь не познакомится с ним. Они были счастливы.

Дома семью встретила женщина с маленькими детьми, которая предложила чай и обмен одеждой. Все в порядке», — говорит Оресия. — Была ночь, сын уснул. Я собрала рюкзак и закрыла машину».

Я была уверена, что оставила в машине документы детей — ПТС и ключи. Я сказал им, что отблагодарю их деньгами, — рассказывает Алексей. Определенной суммы он им не дал.

В ночь с 25 на 26 сентября Алексей и Олеся вышли из такси в начале движения перед КПП «Верхний Ларс» с сыном на руках. Мы пересекали границу на разных этапах. Наши просители буквально переходили из рук в руки», — вспоминает Олеся. Первые требовали 20 000 рублей за провоз машины в обход хвоста, а Постникову удалось снизить цену до 10.

Мы думали, что он довезет нас до КПП, а он провез нас два-три километра и бросил», — сетует Алексей. — Затем машина отправилась на другой участок маршрута за 5 000 рублей; предлагался тип с четырехколесными велосипедами, которые были бы 25 дюймов.

Между грузовиками и легковыми автомобилями, с водителями за рулем, спящими и маневрирующими без движения машинами, бутылками, четырехколесными мотоциклами и мотоциклами, по словам липчан, осетинцы обращались с пассажирами «как с кошельками, которые ехали с ними со всей России». Таксисты сами определяли курс обмена доллара. Они считали 50 вместо 67. Алексей и Олеся пытались поговорить с людьми, которые зарабатывали на них деньги. Один из них объяснил, почему цены такие высокие.

Весной, когда Алексей и Олеся проходили один и тот же пункт на границе и два дня пережидали метель, было холодно и тяжело. Летом, казалось, будет легче. Но в этот раз на смену шести машинам пришла одна. Олеся вспоминает: «Ощущение движения было только от передвижной карусели, и их машины делали круг возле КПП». — Только из-за того, что эти деньги перемещались, на дорогах образовались пробки.

В какой-то момент друг Постникова отвлекся от своей машины и остался сзади. В хвосте к нему подошли люди в военной форме, забрали документы и стали угрожать. Он впервые за 32 года выехал за границу и добыл в Липецке источники Данилы Попеличного, — рассказывает Олеся. — Понятно, что это был блеф, но в тот момент он был очень напуган. На следующий день мы прочитали, что наступил мобилизационный пункт и БТР едет по бутылке».

Периметр пересекли и на заднее сиденье сели впятером: двое с одним ребенком, Алексей и Олеся стоимостью 100 000 рублей. Российским таможенникам было все равно, сколько человек влезло в машину. Я не стал закрывать заднюю дверь. Я открыл дверь, ведущую через границу», — вспоминает Алексей.

Постников пересек грузинскую границу за 15 минут и смог проехать с детьми, не дожидаясь очереди. Как только они оказались в Грузии, через знакомого нашли водителя, который согласился забрать машину из России.

По словам Алексея Постникова, когда Марат и Сергей из Владикавказа перестали брать трубку и отвечать на сообщения, он понял, что его обманули. СМС-сообщения «или «отрывки». Он поехал по адресу, где мы оставили машину, но его там уже не было.

Три дня семья жила в уверенности, что машину не вернут; по словам Ильдара, который согласился забрать автомобиль из Владикавказа, в один из дней на телефон позвонил человек, якобы представляющийся сотрудником сервиса. Алексей вспоминает: «Он сказал мне, что это не они мне «помогли», что машину увезли и что может потребоваться выкуп в размере 100 000 рублей». Он перевел Ильдару всю необходимую сумму.

На следующий день, 29 сентября, машина была у Ильдара; 5 октября Ильдар отогнал машину на нейтральную территорию, а Алексей на небольшом автобусе доехал до границы, перешел ее, переправил и вернулся в Грузию.

Угон, кража, замануха — Алексей в свою очередь берет слово — машину описал как недоразумение при их встрече. Он сказал, что [Марат и Сергей] — хорошие люди, кто-то их заставил это сделать. По их мнению, они вызвали их домой и бросили. Мы не понимаем, что они хотят делать, возможно, с машиной. Возможно, они будут продолжать требовать выкуп, потому что мы незаконно проникли на территорию». В итоге машина была возвращена — к счастью.

Когда Алексей получил машину, он обнаружил, что кто-то осмотрел внутренности машины и кузов. Все было перевернуто вверх дном, ноутбук находился в другом месте. Из машины исчезли отвертка и немаленькая козья шкура, доставшаяся его жене от бабушки.

Путешествие из Осетии в Грузию обошлось Алексею и Олесе Постниковым примерно в 200 000 рублей. Еще 50 000 они заплатили Ильдару за его услуги. Для нас это большие деньги, но в тот момент мы думали по-другому и хотели закончить начатое, — объясняет Алексей. — Сейчас я читаю новости и чувствую, что не переживаю из-за того, что не нахожусь в России».

Доказательство от руки: нам вернули машину. Никаких требований». Перекупщики из сельского хозяйства

Один перекупщик из Грузии рассказал, что на прошлой неделе к нему обратилось не менее 30 человек с предложением продать автомобиль с российскими номерами. Цена на такие машины сейчас примерно на 30% ниже рыночной цены в России, пояснил собеседник «Медиазоны». Некоторые автовладельцы предлагают «выкупить» отсутствующие автомобили из зоны ареста во Владикавказе, но в этом случае цены еще ниже. В результате многие автовладельцы пытаются вернуть и перевезти машины самостоятельно или с помощью знакомых посредников.

37-летний Павел, бывший журналист из Санкт-Петербурга, оказался в ловушке на границе Камбардино-Балкарии и Северной Осетии утром 25 сентября. Сотрудники не пустили его и других водителей в республику. Сотрудники ГИБДД заявили. ‘Когда мы въедем к вам, Владыка Кавказ встанет’, — говорит Павел, — ситуация менялась на глазах: в ночь с 24 на 25 сентября, если еще можно было посадить Кабалеха сзади, в полдень за руль машины и проехать мимо, сев в свой автомобиль, Впоследствии ни одному неместному не разрешалось садиться в машину Кабалеха или в качестве пассажира.

В Тереке Павлу посчастливилось найти машину с дипломатическим знаком, двигавшуюся из Москвы в Грузию. Он заплатил такую же сумму молодому местному жителю и поставил машину в его гараж. Обменяв кучу денег у таксистов, которые до сумерек пытались проехать между контрольными пунктами, мы пересекли российскую границу. Мы прошли через кучу брошенных машин. Стартер был испорчен. У кого-то разрядился аккумулятор. На моих глазах с обочины вытащили мертвый Nissan Qashqai», — вспоминает Павел.

В Грузии Павел нашел девушку, которая согласилась поехать к ведьме и завести машину. Пограничники не обращали внимания на доверенных лиц и созданную для нее охрану. Они сказали: «В Грузию уже поздновато ехать. Все уже уехали», — говорит Павел. Свой автомобиль он получил 13 октября. Вся поездка, вместе с транспортировкой на корабле, обошлась ему в 97 000 рублей.

Один из участников чата Arc Georgia рассказал, что в середине октября он получил машину, эвакуированную «Нижним Ларсом» из этой зоны захвата. Никаких штрафов и расходов на услуги буксира он не оплачивал. Доказательство от руки: я получил машину. У меня нет никаких требований. — ‘ — написала девушка в чате. В разговоре с «Медиазоной» она рассказала, что поехала забирать машину друга.

Артем, 25-летний житель Калуги, октава в 70 км от Владикавказа, боится иметь дело с перекупщиком, который посчитал рыночную стоимость машины в 60 000 рублей, но предложил ему только 25 000. артем готов продать ее за будущие налоги и штрафы. Артем готов продать машину, но боится, что «перекупщик обманет».

Машина старая, очень жаль. Она много раз выручала меня и очень много для меня значит. Но жизнь выставляет на первый план истории, с которыми нам всем нужно расстаться», — говорит Артем.

Издатель: Мария Климова.

Регулярно жертвуйте на «Медиазону»!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Оцените статью
Автомобильный вестник